Форма входа

Фотошоп on-line
для пользователей сайта
Понедельник
18 Июня 18
16:15

Личных сообщений:
Вы вошли как: Гость
IP : 54.167.230.68
Гости
На сайте: Дней


Для наиболее корректного отображения сайта пользуйтесь браузером Mozilla Firefox. Консультации о возможности реставрации - через форму обратной связи.

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Сегодня зашли:





Понедельник, 18 Июня 18, 16:15|
Приветствую Вас Гость | RSS | Важно!Курсы для ризничих.
РестПросвет
Главная | Регистрация | Вход| Написать письмо| Использование материалов только с прямой ссылкой на сайт.   Сайт Станковой секции
Каталог статей


Главная » Статьи » Уроки хранителя.

Рецензия-предостережение на книгу "Практическая реставрация икон" (часть 3)

4.4, с. 50-51. А.В.Петров приводит свой собственный состав растворителей - их 12. Как составная часть в растворитель И-1 входит варёное льняное масло, а в составы И-4, И6с, И-8, И-11, И-12 в качестве составляющей введён диметилформамид, причём в растворитель И-8 в большом количестве. Об отрицательных  свойствах диметилформамида сказано выше, можно только добавить, что степень его токсичности не позволяет разрешать использовать его в учебных заведениях, обучающих реставрации, да любым разумным людям в замкнутом пространстве любой мастерской.  Кроме токсичности, диметилформамид обладает способностью в руках непрофессионала одновременно с темной олифой удалять и верхние слои живописи и тонкие детали, а иногда и почти всю живопись. После длительного применения этого растворителя чаще всего начинают разрушаться и левкас и живопись на раскрытых участках.  Введение масла в смеси с растворителями в материалы иконы гарантирует хронические разрушения иконы.

Однообразие составов В.А.Петрова вероятно, можно объяснить «творческой переработкой» не менее вредного и не применяемого уже многие десятилетия сочетания воздействия едких или химически активных веществ с попыткой нейтрализовать их воздействие протиркой тем же маслом или олифой. Это сочетание крайне разрушительно и в первоначальном раздельном употреблении, и в виде описанных «новых» составов.

4.4, с. 52. «Напомним, что после воздействия на икону диметилсульфоксидом и смывания лака пиненом надо обязательно промыть водой обработанный участок, иначе этот растворитель останется на иконе, так как он почти не испаряется.» Никогда никто из специалистов не слышал, чтобы после воздействия на покровные плёнки или записи любого из растворителей, поверхность «промывали» водой. На подвергшемся действию растворителя  участке воздействие воды исключено! Равно как и лак не «смывают». Все эти термины, более уместные в прачечной, вполне отвечают непродуманности описанных воздействий.

Медленное испарение и отсутствие испарения – разные вещи.  Скорость испарения растворителей учитывается и при их выборе, и при выборе наносимого их количества, и при определении последовательности работ. Существуют специальные методики использования малолетучих растворителей, предотвращающие осложнения.

И никогда не заливают растворителями икону так, чтобы пропиталась доска.

Лишний раз мочить левкас и красочный слой, тем более дополнительно ослабленный недавним воздействием жесткого растворителя, крайне вредно, может начаться шелушение красочного слоя. Но вероятно, неконтролируемое воздействие избранных автором жестких растворителей настолько пугает его самого, что он пытается хотя бы такими паническими мерами бороться с последствиями. Это все равно, что тушить водой короткое замыкание.

4.5., с. 52. «Самый удобный способ раскрытия - с помощью компрессов... Реактив подбирается так, чтобы оптимальное время его действия было 10-15 минут. Однако, в некоторых сложных случаях приходится брать медленно действующий растворитель и держать компресс до часа и больше. Если вы видите, что фланель под стеклышком очень быстро высыхает, значит, идет впитывание жидкости в левкас и в доску. Этого допускать нельзя. Вероятно, икона не была как следует проклеена при укреплении. Лучше всего в таком случае прекратить процесс расчистки и вновь достаточно обильно проклеить ее 8% клеем» Методы воздействия не могут быть удобны или неудобны сами по себе. Они могут только быть правильно или неправильно подобраны наравне с растворителем.

Применение компрессов для размягчения покрытия или слоя записи уходит в прошлое в связи тем, что при работе с ними требуется сверхточное выдерживание времени экспозиции, в противном случае, при отступлении от этого времени даже на 1-2 секунды на иконе через несколько лет могут выявиться следы компрессов. Этот способ очень опасно называть «удобным», он требует профессиональной подготовки, крайней осторожности и обдуманности при использовании. А если приходится держать компресс по часу и более, значит, неправильна вся методика раскрытия.

Впитывание любой жидкости, в т.ч. растворителей происходит всегда, просто потому, что структура почти всех материалов иконы по природе своей пористая, также имеются трещины и кракелюр. Именно на этом строится вся консервационная практика и это всегда приходится учитывать при иных реставрационных работах.

Нет смысла снова говорить о вредности и бессмысленности «обильного  проклеивания» расчищаемого участка,  а тем более недопустимо использование 8% клея. У самоучек часто крепость клея и его количество ставится в прямую зависимость от силы разрушений, хотя это и абсолютно неверно.

4.5., с. 53. «Когда вы сняли с иконы компресс, надо удалить размягченный лак или запись. Здесь могут быть разные варианты. В лучшем случае вы берете пинцетом небольшой ватный тампон, смоченный тем же растворителем, и протираете ваш участок» При удалении размягчившихся покровных плёнок или слоя записи реставраторы не пользуются пинцетом. Металлическим пинцетом можно поцарапать красочный слой. Кроме того, такое использование тампона делает его малоконтролируемым и крайне неточным. Так можно «возить» тампоном по иконе, но невозможно осмысленно раскрывать с его помощью. Для реставратора движение тампона – один из важнейших приемов, влияющих на ход раскрытия. А вот тампоны, смоченные растворителями, снимают и бросают в банку для отходов пинцетом. Чтобы растворитель не впитывался в кожу рук.

Там же: «После этого надо смыть с иконы остатки растворителя. Для этого иногда предлагают подсолнечное масло или дибутилфталат, но ни то, ни другое не годится, так как они полностью не высыхают, а остаются в красочном слое.» Трогательно, что, наконец, упомянута нежелательность использования хотя бы одного из масел. Но нормально подобранные растворители не нужно смывать с поверхности. А  для тех немногих, что нуждаются в удалении с поверхности, и так имеются отработанные методики.

4.5., с. 55. «Наши реставраторы боятся использовать в своей работе льняное масло, так как оно при высыхании со временем желтеет. Однако пожелтение заметно только в толстых слоях и вообще весьма незначительное. К тому же это пожелтение, если оно будет иметь место, в данном случае даже желательно, так как древнее письмо должно быть всегда желтоватым»

Применение льняного или орехового масла так же нежелательно, как и подсолнечного. Хороши эти масла только для новой живописи, но не для реставрации. Излишнее введение масла, даже высыхающего, в материалы старой иконы всегда нарушает влагообмен в них и плохо влияет на ее сохранность. К тому же беда льняного масла, а точнее, олифы как раз в довольно сильном потемнении, только усиливающемся со временем. Ведь только что пришлось удалять такую же олифу! Реставраторы боятся вообще всего того, что давно уже плохо себя зарекомендовало.

Существует изрядное количество икон 19 века, на которых покрытие практически не меняется со временем. Почти не меняется оно и на гораздо более древнем письме многих южных икон. Так что обобщение, оправдывающее применение где попало льняного масла, более чем некорректно.

Хорошо бы вспомнить это приветствие пожелтения при чтении рекомендаций травить кислотой и огнем зеленые и синие краски, меняющие свой цвет под покрытием.

4.5., с. 55. «Если вы встретились с твердым, например, янтарным лаком, то знайте, что очень часто он вообще не набухает, а только теряет под действием реактива свою прочность. В этом случае приходится под микроскопом сцарапывать его твердым скальпелем» Термин «сцарапывать» никогда не используется профессионалами.  Вспомним, что на самом деле царапать икону автор предпочитает ножом для резьбы по дереву… А потом будет снова покрывать составом с этим необратимым лаком то, что останется от подопытной иконы.

Там же: «Иногда покровный лак из твердых смол бывает настолько прочен, что его не берет никакой растворитель. В этом случае можно попробовать нагреть компресс сквозь покровное стекло утюжком при температуре 50-60о... Теплый растворитель под действием веса утюжка выжимается из компресса и затекает на соседние участки. Эти затеки надо постоянно вытирать» Прогревание компресса утюжком никогда не применяется. Как и сказано в следующем предложении, под действием веса утюжка растворитель «выжимается из компресса и затекает на соседние участки». Это гарантирует перераскрытие (т.е. утраты) соседних участков и появление неустранимых следов компресса сразу или через некоторый промежуток времени.  Вспомним и своеобразный состав нагреваемых растворителей, затекающих глубоко в трещины. Такое принудительное напитывание растворителями с маслом разрушает соединение левкаса и с живописью, и с доской.

Там же: «Работая тампонами, можно при необходимости подобрать отдельную рецептуру для мелких элементов изображения. Завершается этот процесс также промыванием иконы смесью пинена с маслом» Подбор «отдельных рецептур» для каждого необходимого элемента изображения производится всегда и в обязательном порядке, тампоны тут ничего не меняют.  А для миниатюр тем более. Иначе не останется этих самых элементов.

«Промывка» иконы пиненом с маслом должна быть исключена (см.выше). Сам термин «промывка» также не применяется в реставрации икон. Зато говоря о «промытой», «смытой» или «перемытой» иконе, реставраторы имеют в виду, что живопись значительно повреждена при неумелом раскрытии или небрежном хранении.

4.5., с. 56. «… после снятия покровного лака и высыхания реактивов происходит побеление красочного слоя… из-за вымывания лака и связующего из красочного слоя при неправильной технологии расчистки, в результате чего образуются микропустоты. Эти пустоты и поры надо заполнить. … возможно побелел не красочный слой, неудаленная часть покровного лака. … Для заполнения пор в красочном слое смажьте икону полусухим тампоном смесью пинена и масла 2:1» Растворители (а не абстрактные реактивы, которых десятки разновидностей) не высыхают, а испаряются. Побеление красочного слоя происходит достаточно редко в результате разложения пигмента или связующего, причины этого могут заключаться и не в воздействии растворителя. Методики устранения побелений давно разработаны. «Микропустоты, пустоты и поры» видимо, являются словотворчеством на тему микропор, являющихся особенностью структуры всех материалов иконы.  Пустоты (не «микро-») могут быть только в доске, под вздутиями и т.п. В левкасе и красочном слое могут наряду с выраженной кракелюрной сеткой образовываться отдельные микротрещины, т.е. очень узкие, едва заметные глазом. И кракелюр и микротрещины – неаварийные, естественные возрастные дефекты красочного слоя.

Смывание  красочного слоя при использовании рекомендуемых «пособием» методов и рецептур почти неизбежно, но поновители смывают его полностью, вместе и связующее и пигмент, составляющие в старой краске нераздельное полимеризованное комплексное вещество.

Обычно белеет либо утонченный лак, либо та часть покрытия, которая местами впиталась в верхнюю часть красочного слоя. Иногда покрытие белеет при консервации от тепла и влаги. Из-за побеления ничего дополнительно удалять не нужно! Оно чаще всего утраняется при нанесении обычного реставрационного лакового покрытия, иногда другими методами. Чистота и равномерность раскрытия регулируется всегда, вне зависимости от наличия подобных реакций. Ни побеление, ни разложение покрытия или его остатков и красочного слоя не связаны с наличием микропор в материалах иконы. Как появление сыпи не обусловлено наличием кожи у человека.

Что же это за поры такие нехорошие, и в левкасе мешают и здесь тоже?   Для автора это очевидное зло, борьбе с которым он посвятил немало абзацев.

Микропоры (а не поры, т.к. они и правда очень маленькие и видны только при очень сильном увеличении), возникающие при полимеризации всех материалов иконы, являются основой механизма саморегуляции этого сложносоставного памятника искусства. Нарушение этого механизма – один из безусловных разрушающих факторов. Это вовсе не дырочки  в красочном слое, нуждающиеся в восполнении чем-либо, но скорее аналог пор человеческой кожи. Как известно, если обмазать человека не пропускающим воздух и влагу веществом  – он может умереть, и в любом случае, серьезно пострадать.

Красочный слой ничем никогда не затирается, тем более опасно масло, которое, проникая через кракелюр и микротрещины, достигнет до левкаса и нарушит его связь с краской.

Там же: «Вряд ли в литературе вы найдете сведения, что для раскрытия темперной живописи используются скипидар или пинен, хотя для расчистки масляной живописи это обычный реактив»  И пинен, и скипидар давно используются в реставрации икон и картин, это обычные растворители, но автору так нравится «раскрывать секреты»…

4.5., с. 57. «Мало кто знает, что жидкие масла также являются растворителями, правда очень медленными и слабыми. Зато они совершенно не повреждают красочный слой»  Растительные масла бывают невысыхающими, полувысыхающими и высыхающими. Жидких масел не существует, это название ничего не обозначает. Растворителями не являются, в растворители не добавляются (см.выше). Термин «высыхание» по отношению к растительным маслам обычен, но условен. Он сокращенно обозначает наличие или отсутствие способности у масла полимеризоваться и образовывать прочную пленку.

Масло хотя и не смывает краску, но разрушает ее сцепление с левкасом. А если очень постараться – то и левкаса с доской.

Есть множество мягких растворителей и способов их дополнительно ослабить. Зачем опять изобретать велосипед, вместо того, чтобы научиться на нем ездить?

Существуют еще сложносоставные вещества, т.н. эфирные масла, относящиеся к терпенам (углеводородные соединения). «Э.м. – многокомпонентные смеси органических соединений, главным образом терпенов и их кислородных производных — спиртов, альдегидов, кетонов, эфиров и др.» – БСЭ. В чистом виде не используются. Длительное воздействие испаряющихся э.м. опасно для человека. В состав РТ  э.м. входит с 1960-х г.г. Непрофессиональное использование э.м. опасно так же, как и использование иных растворителей. Изменить к лучшему действие агрессивных растворителей э.м. не могут, в комбинации с токсичными растворителями особенно опасны для человека.

Там же: «При использовании скипидарно-масляных добавок продолжительность действия компресса несколько увеличивается, но зато теперь ваш состав будет действовать очень мягко и безопасно»  Компресс, смоченный в любом растворителе и поставленный с продолжительной экспозицией, может привести к повреждению красочного слоя. А если масло вводится в левкас с растворителями, да еще и долгое время – оно проникнет глубже и вреда принесет больше.

Там же: «Метод двустадийной расчистки. Заключается он в следующем. Сначала делается длительное (20-30 минут) размачивание лакового слоя компрессом со слабым растворителем, неопасным для краски. Причем состав надо обязательно загустить пихтовым лаком или венецианским терпентином, добавив этого лака 20-40% от объема основного растворителя. Желательно также добавить небольшое количество (до 5%) уплотненного или вареного льняного масла» «Загустение» растворителя пихтовым лаком или венецианским терпентином и добавление варёного льняного масла никем из профессиональных реставраторов не применяется. О нежелательности введения масла с растворителем в материалы иконы см.выше.

Однако реставраторам известны иные способы модификации растворителей, которые и применяются при необходимости опытными специалистами. Растворители, опасные для краски, вообще не должны применяться. Для определения этого существует такое обязательное мероприятие, как проведение проб.

А уж разделение раскрытия на этапы в связи с особенностями размягчения покрытия – и вовсе секрет Полишинеля. Именно нюансы этого размягчения диктуют необходимое количество таких «стадий», не обязательно их одна или две.

4.5, с. 58. «Большую проблему представляют довольно многочисленные иконы с дешевыми серебряными фонами, покрытыми под золото желтым крушиновым лаком-шижгелем. Дело в том, что этот лак водорастворимый и его смывает любой растворитель. Невозможно подобрать состав, который смоет покровный лак, но не повредит крушину. Особенно плохо, когда поверх шижгеля нанесен черный рисунок или надписи, а это бывает часто. Здесь остается только два пути. Первый - зафиксировать на фото рисунок и смыть его вместе с покровным лаком, а затем при тонировка заново его нарисовать. Но это уже не реставрация, это новодел... Можно утоньшить покровный лак, осторожно стирая его тонкой наждачной бумагой» Полнейшая путаница в понятиях у человека, которому надо оправдать утраты на смытых им иконах. Дело в том, что «этот лак водорастворимый» может так называться, если смывается водой, а не «любым растворителем». Встречаются такие действительно водорастворимые лаки крайне редко.

А вот вообще цветные лаки по металлу – довольно часто, в т.ч. и на дорогих иконах с тонким черневым рисунком. Чаще всего они желтоватые, имитирующие золото на любом белом металле. Но использовались и зеленые, красные, синие лаки, как один из художественных приемов, а вовсе не по причине дешевизны. И смывать их нельзя, даже если называть «шижгелем». Понятно желание принизить ценность смываемых икон, но серебро – вовсе не признак особой дешевизны иконы. В 17-18 веках, да и в 19 тоже, было модно одновременное использование золота и серебра. Часто серебро под цветным лаком употребляется на иконах тончайшего письма, а под таким цветным лаком поновители уничтожают ювелирного качества черневой рисунок.

Водорастворима пленка клея или желтка, но она как раз препятствует воздействию любого растворителя. Крушина на воде – реставрационная составляющая имитации цветного лака. Чаще всего цветные лаки просто крайне нестойки к воздействию многих растворителей и требуют профессиональной и неспешной работы. А для поновителя, вооруженного ножом по дереву и тампоном с формамидом, и возящим таким тампоном на пинцете по лаку с одним желанием – побыстрее закончить работу, утончение слабого лака всегда непреодолимое препятствие.

Рисунок, регулярно смываемый поновителями, чаще находится под лаком. Но они обычно так быстро всё смывают, что не успевают понять что именно и где было.

Методики утончения и выравнивания цветного лака на иконах, написанных с использованием серебра или более дешёвого белого металла, хорошо разработаны и успешно применяются. Рекомендация «смыть рисунок вместе с покровным лаком, а затем при тонировках заново его нарисовать», равно как и тереть мягкий цветной лак по тонкому рисунку наждачной бумагой – варварство и откровенная порча икон, в показывающая также и полное непонимание В.А.Петровым неповторимой ценности каждой иконы. А в реставрации это показатель полной профнепригодности. «Новодел» – это заново написанная икона под старину. Сознательная порча памятника и попытка «написать как было», чтобы скрыть утрату, возникшую из-за заведомой некомпетентности – это практически предумышленное уничтожение иконы. Тем более, если это не единичный случай и даже как один из вариантов всерьез рассматривается в методической рекомендации печатного издания.

Утончение – процесс часто намного более сложный, нежели удаление покрытия, требующий от реставратора безусловно профессиональных знаний и навыков как в  технологии, так и во владении сложными методиками раскрытия.

4.5, с. 59. «А если холодный компресс не размягчает лаковый слой, то с еще большей осторожностью нагрейте его утюжком не более чем до 60о. Размягченный при этом покровный слой можно срезать под микроскопом, а прочный слой сцарапывать твердым острым скальпелем тоже под микроскопом» О прогреве компресса, смоченного растворителем, утюжком сказано выше. Термин «сцарапывание» не профессионален. И опять с пикантное сочетание микроскопа с «твердым скальпелем»…

4.6., с. 60. «Еще с довоенных времен для промывки икон и картин рекомендуют следующий состав (в частях): вода - 2, спирт этиловый - 1, пинен или скипидар - 1, масло подсолнечное - 1. Этот рецепт плохой прежде всего потому, что он не дает эмульсию»  Весь вопрос, кто и кому рекомендует. Ни иконы, ни картины вообще не моют и не промывают. Эти операции хороши только для прачечной. Прилагательное «довоенное» столь же не гарантирует правильности и разумности, как и «дореволюционное».

При смешивании воды, спирта, пинена (скипидара) и подсолнечного масла получается именно эмульсия. Причем подсолнечное масло делает ее безусловно вредной для иконы, а тем более – для картины. Кроме того, пропорции любого смесового состава (без масла) подбираются более гибко и индивидуально. Масло для картин не используется, его проникновение в грунт и холст произойдет еще быстрее и будет еще более опасно, чем для икон.  

Реставрация картин вообще является отдельной узкой специализацией и ее приемы и рецептуры значительно отличаются от принятых в реставрации икон.

4.6., с. 61. «Если грязь не смывается, поверхность трется мягкой щетинной щеткой (например, старой зубной щеткой)» Удаление грязи с живописи старой зубной щёткой – тоже «новое» в реставрации. Как и всякий способ сделать любой из процессов разрушительным и неконтролируемым ради скорости.

 

Читать далее (переход к четвертой части)­­

Категория: Уроки хранителя. | Добавил: hranitel (28 Марта 13)
Просмотров: 2155 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Для наиболее корректного отображения сайта пользуйтесь браузером Mozilla Firefox. Консультации о возможности реставрации - через форму обратной связи.Автор и составитель О.В.Демина
РестПросвет 2009 © 2018 Использование материалов только с прямой ссылкой на сайт.