Форма входа

Фотошоп on-line
для пользователей сайта
Суббота
26 Мая 18
18:22

Личных сообщений:
Вы вошли как: Гость
IP : 54.159.85.193
Гости
На сайте: Дней


Для наиболее корректного отображения сайта пользуйтесь браузером Mozilla Firefox. Консультации о возможности реставрации - через форму обратной связи.

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Сегодня зашли:





Суббота, 26 Мая 18, 18:22|
Приветствую Вас Гость | RSS | Важно!Курсы для ризничих.
РестПросвет
Главная | Регистрация | Вход| Написать письмо| Использование материалов только с прямой ссылкой на сайт.   Сайт Станковой секции
Каталог статей


Главная » Статьи » Уроки хранителя.

Как правильно обращаться с иконами. Часть 2

А между тем напоминание о необходимости правильного и особого ухода за иконами воспринимается как оскорбление, как надругательство над религиозными чувствами, будто такой уход за иконами и их почитание вообще несовместимые вещи.

Бытует мнение, что темный образ - это свято и канонично, поэтому икону нельзя реставрировать. Но этот тезис не имеет под собой никакой основы - ни исторической, ни канонической.

Во-первых, он противоречит догмату VII Вселенского Собора об иконопочитании, гласящему, что поклонение перед образом восходит к тому, к кому оно обращено, а если лика не видно и не разобрать, чей он, то к кому молитвенно обращаться? Молящийся станет представлять себе образ святого, что будет развивать чувственное воображение и может привести к прелести.

Во-вторых, первоначально икона ведь пишется яркими чистыми красками и каждый цвет имеет свое значение, что определяется иконописным каноном.

Живопись прп. Андрея Рублева необыкновенна не только глубиной и одухотворенностью образа, но и гармоничной цветовой гаммой. А под темной олифой никто бы не увидел этих дивных ликов. Но потемнение олифы со временем - это технологические издержки.

Существует еще несколько потрясающих мнений, определяющих обращение с иконой. Допустим, есть особо почитаемый образ Божией Матери. Зачем его реставрировать? Вот мы помолимся - и подождем, пока он обновится. Сам.

Или: "Какие бы действия мы ни производили над иконой - все во благо, если нами руководят благочестивые намерения и чувства". Но только присутствует ли тут страх Божий, боязнь оскорбить или повредить святыню? А ожидание чуда обновления - только ли от высокой религиозности и духовности? Или все же имеют место - и гордыня, и скупость, и самонадеянность, да просто безответственность?

Тут кстати вспомнить, что даже заповедь "непрестанно молитесь" можно исполнять неверно. Неправильно занимаясь Иисусовой молитвой, легко получить душевный вред, впав в прелесть. Вообще всякое доброе дело возможно испортить, если совершать его без рассуждения.

И совсем крайний случай - когда не считают нужным совсем что-либо делать, говоря: "Да все равно все сгорит!" (имея в виду Второе пришествие). Причем эту фразу употребляют, когда дело касается профессиональных обязанностей, а вовсе не личных дел. Какие на это можно найти слова для комментария?

К необъяснимым мнениям относится также убеждение, что "неправославно" покрывать икону лаком - здесь уже проявляется некий, вероучительный момент. Один реставратор принес икону, над которой работал, и сказал: "Только аккуратно, лак еще окончательно не высох". Когда заказчики услышали слово "лак", им едва не стало дурно: "Так вы [реставраторы] иконы еще и лаком покрываете, но это же неправославно!".

Но надо понимать, что назначение любого покровного слоя - защищать живопись, не мешая ее восприятию. Для этого на красочный слой иконы наносится олифа или олифа добавками. А если в олифу добавить любой смолы, то это уже лак. И как с этим увязать суждение о "неправославности" покрытия иконы лаком - совсем неясно.

Да, свеженаписанную икону не всегда возможно покрыть лаком, т.к. большинство современных лаков не годится для свежей яичной темперы (смоляные лаки белеют из-за влаги, содержащейся в яйце), и поскольку желательно, чтобы темпера получала дополнительно какое-то масло, то икону лучше олифить. Но старые иконы покрывать лаком можно, т.к. для реставрации важна обратимость, возможность последующих (увы, почти неизбежных) реставраций с наименьшим травмированием иконы.

Здесь кстати сказать, что сейчас иные иконописцы перешли на твердые лаки, которые необратимы, т.е. нерастворимы ни в чем, их можно только соскребать. Они узнали, что этот лак очень прочный, но не поинтересовались дополнительно его свойствами и тем, что происходит в дальнейшем с иконами после его нанесения.

Также, невнимательно ознакомившись с правилами пользования лаком, иногда покрывают свое произведение неаккуратно, отчего поверхность иконы получается кривой и неровной, с комками и подтеками.

И почему-то не обсуждается - православно это или нет. Равно как и сделать бездарную запись потемневшего, но молитвенно-одухотворенного лика старой иконы, переписав его в "своем понимании". Известен даже грустно-"комичный" случай, когда в одном московском храме "реставраторы-иконописцы" на нимбе у иконы Божией Матери написали теонимограмму Спасителя ("Сущий").

Расскажем еще об одной ситуации, которая, к сожалению, встречается не так уж редко. Она отражает очередное, не менее распространенное, мнение об отношении к иконам. Пригласили реставратора на подворье N-ского монастыря посмотреть иконные доски, зараженные и сильно изъеденные жучком-точильщиком. Необходимо было заделать множество дырочек, на что ушло бы довольно много времени, к тому же требовалось длительное предварительное вымораживание, поскольку иного способа избавиться от жучка практически не существует.

Когда на подворье это услышали, то сказали: "Да ладно, и так будет все нормально. Мы на этой доске собираемся писать покровителей нашего монастыря, так они сами о своей иконе позаботятся".

Но кому нужны иконы - святым или нам? Такой подход к сохранению их ликов - подлинное благочестие в тонах глубочайшего смирения или все же мы видим безразличие к святыне? Как же мы почитаем небожителей, а о физическом состоянии их образов не заботимся, допуская пренебрежение "плотью" иконы? Ведь фотографии дорогих нам людей мы храним бережно. Просто надо помнить, что в подобных случаях возникает необходимость проявить свое старание, любовь к Богу и Его святым.

Мы ведь тоже образ Божий, но, однако, не живем же по принципу: пускай Господь следит за нашим здоровьем, а мы будем вести себя как нам вздумается; наше тело - храм Божий: Господь Сам позаботится о Своем храме! Но нет: мы о своем теле прилежно печемся, знаем, что ему вредно и что полезно, чего нельзя делать, и проявляем рассудительность, тщание в уходе за ним, а лечиться ходим к специалистам, и именно по профилю. Мы же не будем обращаться к окулисту по поводу перелома ноги.

Такая же осмотрительность и попечение обязательны и по отношению к храмовым святыням. Потому что храмы, Богослужение, иконы нужны не Богу, а человеку для Богообщения, как форма его религиозных чувств, веры. Богу же сами по себе иконы не требуются. Поэтому нельзя говорить - пусть Бог, Божия Матерь, святые сами сохраняют свои иконы. Давайте представим себя лицом к лицу с Тем, Кому на самом деле обращено это "пусть", и тогда все встанет на свои места.

Да, святые понуждаются иногда сами заботиться о своих иконах, когда кощунственное небрежение людей верующих попирает благодать, пребывающую с их образами.

Вспомним хотя бы историю обретения иконы Божией Матери "Утоли моя печали", когда Царица Небесная повелела больной женщине поклониться именно тому образу, который ей был показан во сне, сказав, где его искать. В том храме его нашли среди запыленных икон на колокольне. Пресвятая Богородица прославила Свой лик многоразличными чудесами, чтобы научить, помимо прочего, верующих относиться к святыне должным образом.

А "Державную" икону Божией Матери, по Ее указанию, нашли после долгих поисков в подвале, среди старых досок, имевшую на себе многолетний слой пыли.

Или же возьмем историю, связанную с иконой "Скоропослушница". Афонский инок был наказан за то, что коптил Ее лик чадящей лучиной. По Своему милосердию Святая Дева вначале гласом от иконы предупредила его не делать так, а когда тот продолжал ходить мимо нее с коптящей лучиной, Она его обличила: "Долго ли тебе так беспечно и так бесстыдно коптить Мой образ?!" И при этих словах инок потерял зрение, которое было возвращено ему после раскаяния. Об этом узнала вся братия монастыря, и икону почтили должным образом, а впоследствии в ее честь устроили храм.

И таких историй немало. Неужели мы хотим, чтобы такие знамения были явлены и нам? Но подобные примеры и последующее прославление икон чудесами служат красноречивым напоминанием всем о необходимости благоговейно чтить и сохранять священные изображения. По Своему смирению Господь и святые не наказывают нас за каждый случай небрежения, но ожидают, что мы все же извлечем уроки из бывших некогда случаев.

Увы, способам повредить иконы, не ведая того, несть числа. Видимая всеми проблема в действующих храмах и часовнях - безобразные следы губной помады на священных изображениях. Безусловно, иконе вредит, когда к ней прикладываются накрашенными губами. Но также вредно, когда и ненакрашенными ее усердно зацеловывают. Прикладываться же к иконам нужно благоговейно, легко прикасаясь губами (ни в коем случае не к ликам), со страхом и трепетом, не допуская никакого фамильярного или несдержанного обращения со святыней.

Еще можно видеть, как нередко подсвечники ставят очень близко к иконам, и горящие свечи разбрызгивают на них мельчайшие капельки парафина или воска, образующих со временем приличный налет. Встречаются случаи, когда свечи прилепляют прямо на лик чтимой иконы при выносе ее на крестный ход.

Не надо удалять такой налет скребочком или ножиком с незащищенных стеклом икон! Необходимо консультироваться у специалиста в каждом отдельном случае, чтобы не нанести ущерба иконе. Как и люди, все иконы разные, и нельзя дать один универсальный совет даже в похожих ситуациях.

Помимо этого, близость подсвечника с горящими свечами вредна и потому, что создает перепад температур, а также по причине остающихся на образе ожогов от падающих на него свечей. Поэтому ясно, почему так опасны и висячие подсвечники.

Иконы можно портить и иным способом. Например, когда моют храм "по-морскому", выливая на пол очень много воды и не обращая внимания, что тем временем по застекленным иконам стекает конденсат (обильные капли воды): не висит, а именно стекает - настолько высокая влажность стоит в храме. И не стоит после удивляться, что у недавно подновленного иконостаса даже позолота отворачивается чешуей - как новая, так и старая.

К великому сожалению, мало кто пытается всерьез узнать, как нужно заботиться об иконах. Ссылаются - не у кого, мол. А может быть в большинстве случаев просто нет желания проконсультироваться у специалистов из многочисленных реставрационных центров?

В вечерних молитвах мы обращаемся к Богу с сердечным воздыханием: "Что Ти принесу, или что Ти воздам…", а когда реально можно что-то сделать для сохранения святыни, находится множество привычных отговорок, уже частично названных нами.

Никто не будет спорить, что на врача надо учиться, а тем более никто не ляжет под нож талантливого самоучки. Точно так же надо обучаться и обращению с иконами, нельзя отдавать их "лечить" непрофессионалам.

Ведь кроме вреда, причиняемого иконе, налицо возможность серьезной опасности для самого "любителя пореставрировать": во-первых, легко отравиться, не зная точно свойств растворителей и других химических веществ, с которыми приходится работать; во-вторых, испортив, наконец, ценную (вообще или для кого-то) икону, можно попасть в юридически неприятную историю.

Однако на практике нередко наблюдаем, что могут попросить "пореставрировать иконочку" любого человека из художественной или околохудожественной, а то и самой неожиданной, среды. И многие берутся же за это! А между тем художники, к которым так любят обращаться, ничего не знают о реставрации, даже если считают себя вправе подрабатывать таким образом.

Известен случай, когда с этим предложением обратились к человеку, занимающемуся "архитектурной реставрацией". Это он делал на уровне строительного прораба - руководил стройкой по восстановлению храма. Но прозвучало слово "реставрация" - причем неважно какого профиля. Хорошо, что человек оказался далек от представлений о том, как это делается, и не стал пробовать.

Надо знать, что даже художественные произведения (картины), написанные маслом, реставрируются совсем иначе, чем иконы. Реставрация по металлу, деревянной скульптуре, а тем более архитектурная - совсем разные области. Не будет же хирург-стоматолог делать операцию на мозге, только потому, что он хирург.

Но вопреки всему бытует мнение, что "был бы человек церковный - все остальное приложится"; мол, раз он верующий, то уже имеет право реставрировать иконы, всё у него получится как надо - само собой, "по наитию".

А ведь совершать даже крестное знамение каждого когда-то учили, однако многие до сих пор крестятся неправильно или небрежно, хотя "како полагати крестное знамение" описано в Псалтири и Законе Божием, а также в многочисленных брошюрах для новоначальных. Вспомним еще, что и основам веры - катехизису, поведению в храме мы тоже научаемся, и это считается естественным. Никто не ожидает, что с Крещением у человека сразу откроется совершенное знание о духовной и обрядовой стороне веры. Напротив того, некоторые люди так и остаются со всевозможными предрассудками на всю жизнь, порой считая соблюдение разных суеверий едва ли не важнее Таинств.

О том, что недостаточно быть просто верующим - и все будет получаться правильно само собой, свидетельствует следующий, просто вопиющий, случай, происшедший от бесстрашного невежества и безответственности. Мы приводим этот единичный пример и надеемся, что он заставит относиться с рассуждением и осмотрительностью, со страхом Божиим ко всему, что касается святыни.

В один из храмов города NN принесли довольно большую (около метра длиной) икону "Тайной вечери", написанную маслом. Причем не "живоподобную" картину, а именно иконное изображение в стиле XVII-XVIII века. Жертвователей поблагодарили, а икону пока куда-то положили.

Некоторое время спустя одна женщина, работающая в этом храме, зашла по делам в подсобное помещение, где как раз сортировали и рубили мясо, закупленное впрок для трапезной. Она обратила внимание на то, что на доске, подложенной под куски мяса, вроде бы что-то нарисовано. Отодвинула один кусок в сторону - и ахнула: там лики, нимбы. Это оказалась икона "Тайной вечери". Сейчас она находится в достойном месте, ждет реставрации. Но остается вопрос - как могла икона попасть в столь "неподобное" место?

А наверное, кто-то просто "ничего такого не хотел", "не подумал". Но вспомним, что если за слова мы дадим ответ Богу, то как быть с делами, которые редкий безбожник, не то что "не подумав", а и подумав, не сделает?

А вот случай из того же ряда бездумного отношения к священным изображениям, но, к несчастью, встречающийся в практике чаще. Одна бабушка чистила посеребренный (вернее, бывший некогда таковым) оклад иконы Божией Матери пастой ГОИ. Дошла до лика Богородицы. И ничтоже сумняшеся, наложила на тряпочку эту пасту, потерла - на тряпочке осталась половина лика Пресвятой Девы, а крошки сия раба Божия стряхнула на пол. Случайно увидевший это реставратор в отчаянии смог лишь произнести: "Что вы наделали?!" И услышал потрясающий ответ: "А что? Зато посветлее стала!"

Ужасает то, что эта бабушка не только не смутилась и не задумалась над своим кощунственным обращением со святыней, но даже не постаралась понять, за что ей пеняют, а тем более раскаяться.

И ведь немало людей, подобным образом губящих иконы, но которым невозможно сделать замечание - настолько они уверены в своей правоте, что глубоко оскорбляются - как это смеют останавливать их благочестивый порыв? Как же донести до этих людей смысл их действий?!

А еще иногда у кого-то возникает желание сделать стоящую в храме икону покрасивее. У иных умельцев существует множество способов заставить образ блестеть, их фантазия неистощима. Одна женщина, ни с кем не посоветовавшись и не благословившись у настоятеля собора, взяла опять-таки тряпочку, окунула ее в паркетный лак и начала покрывать им иконы XVII века. Ее увидели и остановили, но иконы четыре она все же обработала. 

Этот лак потек, потом потемнел, на него налипла пыль и ликов стало не видно. Но самое главное в том, что это "деяние" уже невозможно исправить, т.к. паркетный лак относится к необратимым веществам, которые удаляются не иначе, как с красочным слоем. Другими словами, его можно только соскоблить, то есть икона будет окончательно испорчена. Но простительно ли губить небрежением и легкомыслием то, что создавалось в великих духовных трудах и непрестанной молитве?

Незнание и непонимание сложности процесса реставрации, увы, довольно распространено. Одна женщина-реставратор пришла к батюшке взять икону для работы. Он ей отвечает: "Да что там делать, я сам отреставрирую, смотри". И, намочив ватку спиртом, стал тереть по полю иконы - и... вся краска оказалась на вате. Слава Богу, увидев это, батюшка сразу остановился. - "Ну, в общем, на, делай".

А неплохо бы помнить, что даже священный сан сам по себе, автоматически, не приносит умения во всем разбираться и заниматься любой деятельностью на профессиональном уровне, "по озарению". Поэтому даже порядку священнослужения, основам Устава ставленник должен обучаться. И для любого пастыря все-таки желательно богословское образование, хотя бы семинарское, потому что ему более других нужно быть готовым дать ответ всякому, кто потребует отчета в нашем уповании (1Пет.3,15).

Желательно было бы ввести в семинарское обучение и курс по учету и хранению церковных ценностей, который преподавали бы специалисты, как это делается в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте. Тогда бы священник знал, и кого можно допускать к реставрации, и специфику этой работы.

Из-за непонимания важности профессионализма при работе с иконами у ряда церковных людей существует предубеждение против "музейщиков": мол, они неверующие, им неизвестно истинное назначение икон, где им нас понять!

И с таким настроем приходят брать у музеев иконы. На самом же деле многие "эти музейщики" все понимают и относятся к иконе с любовью, пусть даже если они видят в ней лишь историческую ценность (кстати, а что мешает увидеть это в иконе и нам, православным? Ведь данный аспект неотъемлем от многих образов).

И часто эти люди бывают рады, когда иконы попадают в заботливые руки; когда работники музеев, "вынянькивающие" те или иные иконы, отдают их и надеются, что не пойдет насмарку многолетний труд по лечению, что им будет хорошо на новом месте и они смогут еще долго дарить себя множеству людей. Но, к сожалению, вместо этого наблюдают, как передаваемые из года в год иконы гибнут или серьезно повреждаются, как становятся "хрониками" ранее здоровые - и всё это исключительно из-за небрежного обращения с ними и вопиющего невежества.

Так что можно понять этих людей, еще нецерковных, но "присматривающихся" к Церкви, которые, видя все это, приходят в ужас и перестают доверять церковному обществу. Они ведь еще не знают и не понимают, что такое на самом деле Церковь. Но при первом знакомстве с нами, верующими, они судят по нам и нашему поведению и о Церкви.

И, между прочим, музейные работники, реставраторы часто с большими усилиями, спасали иконы при Советской власти. В 70-е годы из Сольвычегодска реставрационный центр должен был получить партию икон строгановского письма. Но их почему-то не присылали. И тогда в феврале работники центра поехали за иконами сами, полагая, что может потребоваться их помощь, например по паковке и т.п. И вот они приехали туда.

Музей в Сольвычегодске располагался в закрытом храме, в котором не было отопления. Иконы покрылись таким слоем инея, что невозможно было понять сюжеты, пока их немного не расчистили рукой.

Сама директор музея сидела, конечно, в теплом кабинете. Оказалось, что она старая комсомолка, которая эти иконы когда-то сжигала. И теперь продолжает, уже в новом качестве, их уничтожать, хотя и другим образом, и поэтому не собиралась их высылать       - может быть, считая, что про них забудут.                                                                                                                        Это сделал не вандал-безбожник, а очень старательный благочестивец.   Но икона погибла.

Реставраторы, хотя и были нормальными светскими людьми, не захотели оставить в таких условиях иконы и собрались вывезти их сами. И попали прямо-таки в детективную историю. Директриса музея была в хороших отношениях с администрацией города и милицией, так что на мосту, через который должна была проезжать машина с иконами, за ночь заменили знак "ограничитель груза". Мол, уже начало марта и нельзя переправляться на такой, как у них, машине через реку.

И запакованные сырые иконы пришлось оставить до весны под честное слово, что весной их переправят на пароме. Но их так и не прислали. Только к концу года привезли их в Москву, уже все в плесени. В итоге иконы пришлось реставрировать 15 лет, но их все же спасли.

* * *

В этой связи хотелось бы затронуть одну из серьезнейших на сегодня проблем - подготовку храмов к принятию икон из музейных фондов (а также и иных поступлений).

Довольно часто встречается ситуация, когда из храма приходят в музей - и теряются: забрать хочется все. И берут - не зная, в какой сохранности иконы, подходят ли они к их храму по размеру, по стилю, не задумываясь, куда их поставить.

Некоторые верующие подспудно хотят таким образом взять своего рода "реванш": "Нас в свое время ограбили, а теперь мы этим коммунистам покажем", а в результате страдают иконы. Потому что их приносят и... складывают штабелями в угол, а то и на чердак. Там они долго [или не очень] лежат, отсыревают, вздуваются - и в таком виде отдают иконы реставраторам. Если отдают.

Но какая разница, от чего икона пропадет - сгноит ли ее старый коммунист из принципа, или погубит безответственно-легкомысленное - но ведь благонамеренное! - обращение с нею уже в храме. Разве нам всем не знакомы слова: "По плодам их узнаете их" (Мф.7,16)? Каковы же плоды такой благонамеренности?

Со стороны церковных людей, бывает, раздаются реплики: "Это наша икона, мы имеем право ею пользоваться, и не вмешивайтесь в наши дела с вашими правилами". Из-за такого подхода очень часто профессиональный реставратор или хранитель при храме - вроде уборщицы или плотника, выполняющий указания батюшки. Соответственно - оплата его труда и вес его мнений и советов. Из-за подобного отношения многие специалисты не желают связывать свою профессиональную деятельность с храмом или бывают вынуждены уйти из него. Дело не только в заработке, но и в том, что человек видит ненужность и бесполезность своих усилий.

Поэтому лучше тщательно выбрать для этой должности компетентного человека, чтобы в дальнейшем ему доверять и прислушиваться к его профессиональным советам, не считая это зазорным для себя. Противоположное, привычное для многих, поведение просто убыточно для любого храма.

К сожалению, часто присутствует именно такой акцент: "Мы имеем право пользоваться иконами". Но кто же послужит им - как служат они нам, кто позаботится об их сохранности? Разве мы не имеем никаких обязательств? Говоря подобные слова, вспоминает ли кто-нибудь о том, что через икону происходит молитвенное общение с Вышним миром, что сама икона - дар Небес. И этот дар дан не только для нас. Мы владеем сокровищем - не только для себя. Как и само Православие - дано не только для одного какого-то народа.

Иконы благовествуют о Царстве Божием, вере и святости всему миру, всем ищущим Бога и готовым откликнуться на Его зов. При виде ликов, вобравших в себя молитвы многих поколений - "намоленных икон", - чьи-то души прозревают для горнего мира. Но не потому ли мы не ценим это богатство веры, что оно досталось нам туне и щедро: у нас множество священных изображений?

Дар требует его благоговейного хранения. И то, что мы просто к нему привыкли и не замечаем, свидетельствует о нашем нечувствии и толстокожести. Но не боимся ли мы своего небрежения?

Поэтому прежде чем причт храма возьмет иконы из музейных фондов, он должен подготовиться к их принятию. Каким образом? Некоторые рекомендации мы приводим в главе "Как правильно сохранять иконы".

А пока только скажем, что нужно оборудовать ризницу - чистую, сухую; сделать полки, где иконы будут аккуратно храниться. Идеально - когда в храме точно знают: сюда надо поставить икону таких размеров, в тот угол - таких, нужен определенный набор праздничных аналойных икон. Служители храма должны твердо усвоить элементарные правила ухода за ними, что можно и что нельзя делать - как сохранять и заботиться о них, а не как "чистить и дорисовывать".

Если же в храме полностью есть иконостас, повсюду стоят иконы, а в него еще передают образа размером 2x1 м или больше, которые некуда ставить - куда их денут? Опять-таки сложат где-то в углу.

Нельзя иконы брать необдуманно - пока дают! - иначе они пропадут. Потому что икона привыкает к тем условиям, в которых долго находится. Как мы уже говорили, она адаптируется к сезонным колебаниям окружающей среды.

Таким образом, становится понятна суть проблемы, когда икону передают храму на постоянное или временное (как в случае с чтимыми) хранение. Она находилась почти в идеальных условиях: или в экспозиции, или в фондовом помещении. Фондовые условия лучше экспозиционных, потому что там постоянная температура и влажность, почти нет людей, их дыхания. В такой обстановке икона пребывает 20, 30, а то и 50 лет. Она там уже прижилась. А потом ее забирают, происходит резкая смена условий, и икона разрушается, будучи не в состоянии "акклиматизироваться". От небрежного хранения становится "хроником" даже здоровая икона. И надо еще учитывать, что при этом ее протирают, чистят, звонко целуют... А потом приходится заменять бумажной.

 

* * *

Сейчас музеи бедствуют, реставрационные мастерские сокращаются. Но Церковь нуждается в своих мастерских, при финансировании от епархий, чтобы туда свозились иконы, требующие реставрации. Имеются в виду мастерские с профессиональными кадрами, а не те случайные собрания любителей, которые так распространены сейчас при храмах и монастырях.

Пока же каждый настоятель вынужден решать все проблемы реставрации самостоятельно. К счастью, есть отрадные примеры разумного их решения, когда проявляются рассудительность и знание дела.

Хочется сказать теплые слова в адрес Владыки Новгородского и Старорусского Льва, в епархии которого находится много древних святынь и, одновременно, историко-художественных памятников.   Часть 3.


Категория: Уроки хранителя. | Добавил: hranitel (26 Февраля 10)
Просмотров: 1865 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Для наиболее корректного отображения сайта пользуйтесь браузером Mozilla Firefox. Консультации о возможности реставрации - через форму обратной связи.Автор и составитель О.В.Демина
РестПросвет 2009 © 2018 Использование материалов только с прямой ссылкой на сайт.